Юлия Литовченко (juli_lit) wrote in lenta_ua,
Юлия Литовченко
juli_lit
lenta_ua

ФОНД Дианы Макаровой: А ПОГОВОРИТЬ?

"- Читали о вас, видели вас по телевизору. Всё понятно, чо. Непонятно только, почему там написали, что вашей средней дочери тридцать восемь лет.
- Ох ты батюшки. Так и написано?
- Ну да, чёрным по белому.
- Капец. Ну, тут одно из двух - либо я очень рано начала, либо очень хорошо сохранилась."
(Ошибка журналиста. вместо эпиграфа)

Вернулась снова.
Рейс был сложным, но отработан как часы - батюшки, кажется, воспевая перевозчиков АТО, я и сама стала классным перевозчиком.
(мне бы водить теперь научиться - ну, если нас не интересует результат, конечно))))))

Перевозчик.
Драйвер.
Эти определения я когда-то придумала и втихую запустила по фронту. Раньше-то их называли курьерами или вообще никак не называли.
Ну, ездят и ездят чуваки. Ну, храбрецы, ну, умницы.
Шо, и всё? - а как без романтики, без романтики как?
И родился такой вот перевозчик АТО.

... впрочем, не уверена, что термин придумала именно я - хоть некоторые журналисты уверяют меня в этом до сих пор.
С термином ведь как? - ежели лежит он на полу и вопиет, чтоб подобрали его, так сразу несколько людей и подберут, а прочие подхватят.
Тут как с позывными.
А с позывными ведь как? - в редком подразделении нет своего Бати, Медведя, Деда и Маэстро. Ну, а остальное - как Бог на душу положит.
Или покладёт. Вечно я эти клады и лёжки путаю...

... так я о чём тут? - о том, что вернулась.
Рейс был сложным, я бы даже сказала сложноподчинёным и сложносочинённым.
Два транспорта, четыре водителя, фотограф, Тигра и я. И бойцов мал-мало - кого-то отвезти, кого-то привезти, кому-то помочь добраться. Плюс по ходу взлетали новые вводные.
Обожаю новые вводные - но только когда придумываю и запускаю их я, а когда они падают мне на голову или под ноги же - то как-то не очень обожается.

... так вот, я и говорю - вернулась.
И все вернулись.
Ходили местами знакомыми, хожеными, если не считать мест нехоженых. Оказывается, остались на фронте места, нехоженые нами. Непорядок.
Вот мы и ходили.
А зори там тихие, а тишина на фронте условная...


А вот был случай интересный.
Когда из Песок выехали, спросила у новых наших членов экипажей:
- Понравилась ли вам республика Мост? - а для меня республика Мост очень родная, очень на душе уютно легла она однажды своей грозной и неуютной красотой.

Ну, в ответ кому понравилось, кому не слишком, кому там бухало и пули свистели, потому неуютно, а кому наоборот эти бух-бух и вжик и на душу, а кто-то возьми и спроси:
- А в Святогорске что нас ждёт?
- А в Святогорске будет хуже, чем в Песках. - невнятно ответила я.

И был день, и был вечер, и был Святогорск.
А там - интернат. И сотня детишек встречает дружным криком, и, раскрыв дверцу автобуса, падаешь в обьятия, носы тебе в плечи утыкают, обнимают...
Казалось бы - ну что? Ну почему?
Да что такого тяжёлого, с детьми пообщаться, принять подарки и открытки, раздать подарки, узнать, кто там в кого влюблён, кому не нравится воспитатель, а кто с кем подрался?

А когда выехали, кто-то из притихшего экипажа сказал:
- Мда... Это было тяжелее, чем Пески. К выстрелам мы готовились, к этому оказались неготовы.

А что там готовиться? - это дети, к детям всегда надо быть готовым, на всякий случай.
Особенно к детям, которым не нужна наша жалость - им нужна наша любовь.
Ну, и подарки, конечно. Смайлик «smile»
Всё передано - платья и сумочки, бижутерия и косметика. Плееры и планшет. Мячи и ракетки. Одежда и обувь. Книги и блокноты.
Хватило ли на всех?
Конечно, нет.
Я расскажу, кому и чего не хватило. А с живым попугаем нас эти дети решили помиловать. Не будем заводить живого попугая - решил коварный детский коллектив.
уффф....

Ну, далее обо всём в отчёте, который неутомимый Паша Абрамов сейчас сводит - копеечка к копеечке, чек к чеку, маршрут по азимуту и так далее.
Пока я тут тренирую полузабытое умение слагать буквы в слова, слова в абзацы, последние - в сюжет.

... а вот был ещё случай.
Забежали мы в один штаб одного подразделения - встретиться кое с кем, кое кого увидеть, кое о чём расспросить, например, какой процент юзаемости выданных неделей раньше коллиматоров - ан глядь, а тут заскакивают такие же, в мыле и в спешке, важно-камуфляжные, но спинным мозгом чувствую, что волонтёры.
Давай мы с ними осторожно знакомиться - кто такие и где могли видеться.
А они важные, важные, на контакт не идут. Но своё волонтёрское движение называют.
А мы такого и не слышали.
Ну, они аж слегка обиделись - как мол, мы не слышали, а они ж по всему фронту, от Волновахи до Славянска.
Ну, мы улыбки спрятали. И то - был бы у нас весь фронт от Волновахи и до Славянска, так мы бы, пожалуй, эту войну давно выиграли.
Далее мы покивали, со всем нашим уважением к их движению от нашего движения. Объяснились, что, мол, откуда нам знать о других движениях, газет мы не читаем, телевизор не смотрим, в фейсбуках тоже налётами, некогда нам, мол.
Нам тоже в ответ небрежно кивнули - прощаем, мол, чего уж там. И спрашивают, как нас зовут. А я возьми и назовись.
И такая вся в ожидании - щас, мол, скажут:
- Аааааа... Диана Макарова! Как же, как же, слышали. Видали вас, читали о вас.

И как меня за это ожидание упрекнуть, если я время от времени слышу в свой адрес - Аааааа... Диана Макарова! Как же, как же, слышали. Видали вас, читали о вас.
Привыкла, понимаешь, к славе.
Смайлик «smile»

А они такие - небрежно кивнули, извинились, что о нас не слышали, потому как газет не читают, телевизор не смотрят, в фейсбуках налётами, некогда им, мол.

И что?
И разбежались, всякое движение по своим делам.

И я вам скажу так - это прекрасно и правильно.
Это очень показательно, я вам скажу.
И совершенно неважно, кто на каких участках фронта месит глину или грязь своими истёртыми волонтёрскими сапогами, берцами или - ах да, уже кроссовки!
Неважно, кто кого знает или о ком слыхал - если наши коллиматоры дают стопроцентную стрелябельность, а их оптика тоже неплохо работает.
Главное, чтобы бойцы нас узнавали - впрочем, и это неглавное.
Процентов восемьдесят наших адресатов мы и не видим никогда, а если видим, то наспех и пролётом - всё ж некогда а посидеть, а поговорить...

А где награда? - некоторые спросят, а прочие и возопиют - Награда где?
Ради чего, скажите, чего ради?
А процокать каблучками, принять её, награду вожделенную из властных чьих-то рук, обресть твёрдое президентское, к примеру, рукопожатие, или даже поцелуй, гордо повернуться к залу и твёрдо процокать взад, к сафьяновому креслу?

Не, не вопрос. Процокать мы при случае тоже не дураки.
А пока...

... а пока полетаем-ка мы по фронту, время от времени из грязных машин наших выпрыгивая, в грязь или в глину - тут что Бог под ноги положит или покладёт, вечно я эти клады и лёжки путаю.
А помотаем мы пока что километры от Счастья к Мариуполю и назад - не ожидая наград и узнаваний, нечего к славе привыкать.
Я бы и славу и награды - многое отдала, чтоб отмотать назад, когда мы не были известными волонтёрами, когда не было войны, и мало кто верил в саму её возможность - мне всё кажется, что если отмотать каким-то чудом назад, то мы могли бы что-то сделать, могли бы как-то предотвратить, или же лучше подготовиться...

Понятно, что это только кажется.
Понятно, что неостановимое не остановишь.
Ну, остановим ведь, а?
Ну, победим?.....

Ваша Диана Макарова.
Tags: фонд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments